Владимир Пехтин: «Главная задача НОСТРОЙ – эффективная защита интересов СРО и строителей»

12 марта в Государственном объединении строителей стартовала еще одна кампания по выбору президента НОСТРОЙ. Одним из кандидатов на этот пост выдвинут Владимир Пехтин, советник компании «РусГидро», узнаваемый политический и публичный деятель с 40-летним строительным стажем. О том, как он лицезреет предстоящее развитие НОСТРОЙ и всей строительной отрасли, Владимир Пехтин сказал в интервью нашему Агентству:

- Владимир Алексеевич, чем было обосновано Ваше решение выдвигаться на пост президента НОСТРОЙ и как Для вас близка тема строительства? На данный момент иногда молвят: вот, очередной варяг к нам идет!...

- Да какой там варяг! Понимаете, я хоть и проработал 15 лет в Совете Федерации и Гос Думе, но всю свою сознательную жизнь я строил объекты как специального предназначения – гидростанции и инфраструктуру к ним, так и жилые поселки, дороги, мосты, объекты промышленного строительства. В протяжении практически 40 лет моя работа была связана с Колымой, в 38 лет я стал начальником строительства «Колымгэсстроя». Потому по сути я строитель, а не политик. Я окончил Ленинградский политехнический институт и при том, что мог остаться в Ленинграде, где жили мои предки, уехал на Колыму строить единственную в мире гидростанцию на нескончаемой мерзлоте с подземным зданием ГЭС.

В компании «РусГидро», которая как член СРО выдвинула меня на пост президента НОСТРОЙ, меня также воспринимают конкретно как строителя, а не политика. Их решение было обосновано тем, что в строительном комплексе – и в части промышленного строительства, и объектов энергетики, и штатского строительства - накопился довольно большой пласт вопросов и заморочек, которыми практически никто не занимается.

- К примеру?

- К примеру, несчастный закон 44-ФЗ о контрактной системе, «благодаря» которому на торгах выигрывают фирмы-однодневки с 3-мя сотрудниками, снижая цены на аукционе до непозволительных величин. А большие компании, такие как «РусГидро», с большим опытом, большенными коллективами уникальных строителей выиграть тендер не могут, так как реально знают, на сколько можно снизить стоимость, а на сколько – уже нельзя, так как за эти средства объект выстроить нереально. В итоге компания теряет госзаказы, профессионалов, средства и т.д.. А позже эта компания-однодневка приходит и предлагает взять на субподряд наикрупнейшго гидростроителя! Но это абсурд! Не говоря уж о том, что мы сходу должны дать этой фирмочке 25% как генподрядчику. За что?! И такие случаи в строительстве быстрее правило, чем исключение. Потому законодательство в этой части нужно поменять, и НОСТРОЙ должен интенсивно этим вопросом заниматься на всех уровнях, оказывать влияние на политическую ситуацию, на принятие соответственных решений. Пора вывести НОСТРОЙ на тот высочайший проф и политический уровень, для которого он и создавался.

- Да, это популярная неудача строителей, и они много лет бьются над тем, чтоб поменять закон, но как досадно бы это не звучало…

- Мой опыт работы в Гос Думе может значительно посодействовать в работе над законодательством для строительной отрасли. Этот опыт я наработал благодаря тому, что пошел в Муниципальную Думу конкретно как строитель и решал в ней вопросы строительства на Далеком Востоке и в Заполярье.

В 90-е годы прошедшего века, когда начался разрушение экономики, мы пробовали сохранить свои коллективы, собственных профессионалов как раз через поиск новых строй объектов, в том числе, мостов, дорог, жилища. Ведь реальными строителями просто так не становятся, их нужно научить, воспитать, дать возможность расти мастерски, а гидростроители всегда были элитой строительного комплекса страны. Потому, борясь за сохранение собственного коллектива, – а это более 12 000 человек! – я и пошел в политику, чтоб достигнуть предстоящего строительства Колымского каскада гидростанций. И мне это удалось. В конечном итоге, когда в 90-е годы были веерные отключение электричества по всему Далекому Востоку, Магаданская область была стопроцентно обеспечена электроэнергией, так как к этому моменту четыре гидроагрегата, которые работали на всю мощность. Мы строили полосы электропередач и подавали электроэнергию от Колымской ГЭС даже в Магадан, для того, чтоб спасти город, – это 550 км тундры и тайги! Как Вы думаете, я понимаю, как и что необходимо строить? Я понимаю интересы строителей?

Но это мое славное строительное прошедшее, которым я горжусь, и которое отдало мне большой опыт для предстоящей работы в Совете Федерации и в Гос Думе. А в Госдуме я был управляющим Экспертного совета и рабочей группы, когда Виктор Плескачевский начал писать и проводить через парламент закон о саморегулируемых организациях. Я был председателем комиссии по техническому регулированию, которое, к огорчению, не состоялось в таком виде, как мы его задумывали. Все вопросы саморегулирования, лицензирования, технического регулирования, в том числе, и в строительной отрасли, шли через наш Экспертный совет. И ко всем этим вопросам я подходил исходя из убеждений строителя.

- Как Вы видите предстоящее развитие Государственного объединения строителей? Что, на Ваш взор, необходимо поменять сначала?

- Что касается саморегулирования, роли СРО и НОСТРОя в жизни и развитии строительного комплекса, то их, по моему воззрению, необходимо выводить совсем на другой уровень. На мой взор, тут самыми главными фигурами являются координаторы в федеральных окрестностях. Сейчас они - полпреды НОСТРОя на этих территориях, они отстаивают интересы президента. Но кто ему даст такую информацию «с мест»? Только координаторы в федеральных окрестностях. Я убежден, что координатор в федеральном окружении должен выбираться теми СРО, с кем он работает, отвечать, сначала, перед ними, а сейчас он – назначенец президента. И на местности он защищает не интересы СРО и строителей, а исполняет команды из Москвы. Координатор в федеральном окружении должен избираться руководителями СРО и согласовываться на Совете НОСТРОя, так как это выбор общества.

- Очень сильное, смелое и почти все меняющее решение! Тут видятся перспективы увлекательных инициатив, прямо до законодательных...

- Это последующий момент, на котором я желал бы тормознуть, –законодательная и нормативная деятельность НОСТРОя. Она должна идти не сверху от президента либо Совета НОСТРОя, а снизу, от строй компаний и СРО, так как только так можно сделать документы, которые реально необходимы строительной отрасли. И я понимаю, какие документы строителям вправду нужны, так как сам, так сказать, истоптал неограниченное количество строй площадок – от ГЭС до мостов и жилища. У строителя на данный момент нет перспективы, он ее не лицезреет, все живут одним деньком, одним заказом.

А кто должен отстаивать эти перспективы, сформировывать для их условия? Как раз такие организации как НОСТРОЙ, Русский Альянс строителей, НОПРИЗ, НОЭ. Меж всеми нашими объединениями, каждое из которых как бы решает свои задачки, должна быть налажена очень тесноватая связь. Я уверен, что посреди управляющих наших СРО и строй компаний есть сильно много людей, кто желает интенсивно и плодотворно работать, выйти на последующий уровень коммуникаций, решать более сложные задачки развития отрасли, но они, к огорчению, неразговорчивы и не всегда имеют возможность высказаться. Мы должны сделать все условия, чтоб эти люди вышли из тени, высказали свои предложения и начали работать в единой, целенаправленной, энергичной команде. Все наши большие, влиятельные структуры необходимо объединить, чтоб мы работали на решение одних задач.

- Чего Вы ожидаете от этой избирательной кампании?

- Я, сначала, очень желаю, чтоб она была очень незапятанной, добросовестной и открытой, без давления на саморегулируемые организации. Желаю, чтоб мои коллеги были в состоянии сделать свободный выбор, оценивая не личности, а команды и программки. Со собственной стороны я гарантирую наивысшую открытость и добросовестные ответы на любые вопросы. Мы со собственной стороны не допустим ни давления, и темного пиара. Избирательная кампания должна быть конструктивной, во время встреч и окружных конференций будут высказываться бессчетные предложения, которые непременно должны быть учтены в следующей работе. Я жду добросовестной, жаркой и справедливой борьбы!

- С чего бы Вы начали как президент Государственного объединения строителей?

- Во всяком случае, не с революции и махания шашками, как очень многие почему-либо страшатся. Я человек системный, и потому все решения будут системными. Никаких переворотов не будет – будет анализ всей деятельности. А только позже будут приниматься надлежащие решения. Мы дорожим каждым специалистом, который на данный момент работает в системе СРО, в исполнительной дирекции, и будем с радостью работать совместно с теми, кто делит наши цели и задачки.

Но самое главное, я желаю, чтоб наши саморегулируемые организации и строй компании работали тихо и размеренно, потому начал бы с самых нездоровых вопросов. Я знаю, что реформа саморегулирования и закон 372-ФЗ принес много заморочек, а главное, содержит много двойственных истолкований, которые требуют скорого уточнения. Один из самых жарких вопросов - компенсационные фонды СРО.

На данный момент 10-ки саморегулируемых организаций много месяцев находятся в подвешенном состоянии из-за того, что утратили часть компенсационных фондов в закрывшихся банках, а строй компании – их члены ожидают, необходимо ли им будет довносить средства в компфонды либо нет. А что, у строителей есть излишние средства, в особенности в критериях кризиса и сокращения объемов работ? Нужно снять с компаний и СРО этот дамоклов клинок неопределенности и опасности очередных расходов – в этом и состоит защита интересов членов НОСТРОя.

На данный момент в законе нет точного определения, что такое мало достаточный компенсационный фонд СРО. И пока это не будет урегулировано, на СРО можно давить как угодно. И что такое «исторический максимум»? Эту ситуацию нужно немедля разруливать, чтоб все саморегулируемые организации понимали, какой они обязаны иметь компенсационный фонд, расслабленно работать и не отвечать самим свои существованием за ошибки банков. И это также именуется работой с законодательным органом власти, познание этой работы и умение отстаивать в нем свою позицию.

Заканчивая, желаю сказать последующее: решение, которое я принял, - это не желание карьерного роста либо возвращения в политику. Это не политика, это работа, поле, на котором необходимо работать каждый денек – я так привык. И если у меня есть способности, силы, политический капитал, чтоб продолжит работу на благо строителей уже на новеньком месте – в качестве президента НОСТРОЙ, - я готов их дать без остатка.

И еще мое жесткое мировоззрение: вместе с информационной открытостью саморегулируемых организаций должна быть и абсолютная информационная открытость НОСТРОя, его работа должна управляться только одним: действенной защитой интересов саморегулируемых организаций и через их – всего строительного комплекса. Только этим можно оправдать само существование НОСТРОя. НОСТРОЙ – это не президент либо исполнительная дирекция. НОСТРОЙ – это все разнообразное общество наших саморегулируемых организаций, объединенное одной крышей. Я желаю сказать: коллеги, НОСТРОЙ – это вы! Не запамятовывайте этого! Давайте работать вкупе!

Рулон шлифовальный Norton P80, 115x5000 мм

Рулон шлифовальный Norton предназначен для обработки древесных, также пластмассовых поверхностей при помощи электронного и пневматического инструмента либо вручную. В качестве абразивного материала употребляется оксид алюминия с зернистостью Р80 (создана для выравнивания поверхностей и удаления лакокрасочных покрытий).

Особенности шкурки

Длина ленты — 5 м, ширина — 115 мм. Страна производства — Наша родина.